gra conference

Адриана Ратмирская. Stasis и polemos в экзистенциальной судьбе европейской цивилизации

 

Согласно Гераклиту, "Война [polemos] есть отец всех вещей". Проявление множественности в процессе становления происходит именно благодаря принципу борьбы как того, что высвечивает очертания вещей из хаоса первоматерии.

 

Хайдеггер использует для этого принципа слово Auseinandersetzung, что означает противостояние, дословно - «положение одного вне и против другого». Это процесс образования некоего напряжения, позволяющего вещам "отдалиться друг от друга и утвердить себя как сущее".

Felix Aleman. Multipolarism and Globalism, the two geopolitical Cosmovisions and their spiritual backgrounds

It is important to point out, as Parvulesco said, that we must not integrate Russia in the “EU”, but to integrate the “EU” in Russia (which despite the debacle of the ´90, continues keeping its traditional idiosyncrasy almost intact, what can not be said of the West). 

Adriana Ratmirskaya. Empire in International Relations Theory

Despite Fukuyama’s infamous thesis, world history has not yet been interred; rather, it faces the perspective of another beginning, or a fundamental revision. Considering the increasing attention of the world’s political élite to the possibility of a new world order based on multipolarity, we are now observing the end of the unipolar moment and the beginning of a paradigmatic transition.

Феликс Алеман. Многополярность и глобализм, два геополитических мировидения и их духовные импликации

Важно отметить, как сказал Парвулеско, что мы должны интегрировать не Россию в «ЕС», а «ЕС» в Россию (которая, несмотря на фиаско 90-х продолжает сохранять свои традиционные особенности практически нетронутыми, чего нельзя сказать о Западе). 

Конференция "Россия и Европа: диалог сопротивления"

Наше противостояние глобалистской волне и однополярному проекту может быть эффективным только при условии консолидации всех стратегических союзников в единый политико-социальный мировоззренческий фронт. Глобальный Революционный Альянс – международная сетевая структура, открыто бросающая вызов нашим идеологическим оппонентам в лице сторонников либерал-глобализма и американской гегемонии.

Leonid Savin. Myth, Utopia and reality of Plutiversum

In order to draw the future contours of the world’s geographic space within the perspectives of the revolutionary struggle and political ideology we must start with a clear methodological structure.

 

My thesis is a fairly simple one and is based on a proposition by Georges Sorel about the dichotomy between social and political formations. He divided this into two types: (1) those which had a myth as the basis for their ideology, and (2) those which appealed to utopian ideas. The first category he attributed to revolutionary socialism, where the true revolutionary myths are not descriptions of phenomena, but the expression of human will. The second category is utopian projects, which he attributed to bourgeois society and capitalism.

Леонид Савин. Миф, утопия и реальность плюриверсума

Для того чтобы начертить контуры будущего мирового пространства в перспективе революционной борьбы и политической идеологии, необходимо отталкиваться от ясной методологической установки.

 

Мой тезис является простым и основан на положении Жоржа Сораля о дихотомии общественно-политических формаций. Он разделял их на два типа: одни имели миф как базу для своей идеологии, а другие апеллировали к утопии. Первые он относил к революционному социализму, где подлинными революционными мифами были не описания явлений, но выражения воли. Вторые являлись утопическими проектами, к которым он относил буржуазное общество и капитализм.

Антон Заньковский. Децизионизм: учение К. Шмитта в контексте Теории Многополярного Мира

Чтобы противостоять интеграции либеральной идеологии во внутреннюю политику страны, власть должна опираться на альтернативную теоретическую базу, на полноценную, конкурентоспособную  правовую систему. Заявленная программа «суверенной демократии» заслуженно подвергается критике со стороны оппонентов существующего режима, т.к. не ясны  базовые положения  этой программы, которых, предположительно, вовсе не существует в виде внятной системы. В этом контексте децизионизм  К. Шмитта может служить  базисом для идейного оживления понятия «суверенности», которая приобрела бы положительный смысл в новой коннотации; помимо ставки на суверенитет относительно внешнего гегемона (что и составляет на данный момент единственное идейное содержание понятия), будет сделан акцент на самой фигуре суверена,  что создаст правовую базу для легитимизации смысла русской политики – архетипа  самодержца, ведь без него у России нет ни прошлого, ни будущего. 

Pages