Юлиус Эвола. Американская цивилизация

После своей кончины Джон Деви был признан американской прессой как самая показательная фигура американской цивилизации. Это вполне так. Его теории всецело представляют видение человека и жизни, которые являются предпосылкой американизма и свойственной ему «демократии». Сущность таких теорий в следующем: каждый может стать кем угодно в пределах доступных ему технологических средств. Равно и личность не есть то, что сохраняет свою истинную природу, и нет реального различия между людьми, а только различие в квалификации. Согласно этой теории каждый может быть тем, кем он хочет, если он знает, как обучить себя.
Это, очевидно, случай, когда мы имеем дело с человеком, который обязан всем лишь самому себе; в обществе, которое потеряло весь смысл традиции, понятие личного величия будет распространяться на все аспекты человеческого бытия в сторону эгалитаристской доктрины чистой демократии. Если основа таких идей принята, то всему природному разнообразию будет отказано. Можно предположить, что все люди обладают равным потенциалом и термины «высокий» и «низкий» теряют свое значение; все образы жизни становятся общедоступными. Всем органическим концепциям жизни американцы противопоставляют механистическую концепцию. В разношерстном обществе, все имеет характер сфабрикованного существования. В американском обществе внешность – это маски, а не лица. В то же время атрибуты американского стиля жизни враждебны личности.
Американская «открытость мышления», которая иногда воспринимается в их пользу, на самом деле является обратной стороной их внутренней бесформенности. То же самое происходит с их «индивидуальностью». Индивидуальность и личность не одно и то же: первое относится к бесформенному миру количества, второе к миру качества и иерархии. Американцы - живое опровержение картезианской аксиомы: «Я мыслю, следовательно я существую». Американцы не мыслят, однако они существуют. Американское «сознание», ребяческое и примитивное, испытывает недостаток характерной формы и поэтому открыто любому виду стандартизации.
В высших цивилизациях, как, например в Индо-Арийской, бытие без характерной формы или касты (в изначальном смысле этого слова) не было свойственно даже рабам или шудрам, а было явлено у неприкасаемых. В этом отношении Америка - общество непри-касаемых. В высших цивилизациях роль для неприкасаемых была подчинена существам, чья форма и внутренние законы совершенно точно определены. Современные неприкасаемые сами стремятся господствовать и распространить свое господство на весь мир.
Бытует популярное мнение о Соединенных Штатах, что это «юная нация» с «великим будущим перед ней». Очевидные американские недостатки, в таком случае, расцениваются как «недостатки молодости» или «растущие старания». Не трудно увидеть, что миф о «прогрессе» играет большую роль в этом суждении. Согласно идее, что все новое - хорошее, Америка играет привилегированную роль между цивилизованными нациями. Псоле Втрой Мировой Войны Соединенные Штаты выступили в роли «цивилизованного мира» par excellence. Вмешиваться в судьбы других людей было не только правом, но и обязанностью «самой развитой» нации.
Структура истории, однако, циклична, а не эволюционна. Далеко от истины то, что самые молодые цивилизации - с необходимостью «высшие». В действительности они могут оказаться дряхлыми и упадническими. Существует определенное соответствие между самыми прогрессивными фазами исторического цикла и самыми примитивными. Америка есть последняя стадия современной Европы. Генон назвал Соединенные Штаты «далеким Западом» в том смысле, что Соединенные Штаты воспроизводят «reductio ad absurdum» негативных и самых гнилых аспектов Западной цивилизации. Все, что в Европе существует в ослабленной форме, увеличилось и сконцентрировалось в Соединенных Штатах, где оно обнаружилось как симптомы разложения и культурного человеческого упадка. Американская ментальность может только быть интерпретирована как пример упадка, который показывает себя в умственной атрофии по отношению ко всем высшим интересам и в непонимании высшего предназначения. Американский разум имеет ограниченные горизонты, он воспринимает все просто и непосредственно, с неизбежным следствием, что все сделано банально, односложно и уравнено до самого низа, и это есть развращение всей духовной жизни. Сама жизнь в американских терминах совершенно механистична. Смысл «Я» в Америке относится всецело к физическому уровню существования. Для типичного американца свойственно не иметь ни духовных проблем, ни сложностей: он «естественный» весельчак и конформист.
Примитивное американское сознание можно только поверхностно сравнить с детским. Американское сознание есть особенность разлагающегося общества, что я уже упоминал.

Американская мораль.

Если говорить об американских женщинах, то чрезмерное превознесение секса, вытекающее из фильмов, периодических журналов и фотографий кинозвезд, в значительной степени вымышлено. Современные медицинские исследования в Соединенных Штатах, показали что у 75% молодых американок отсутствует сильное сексуальное чувство и вместо удовлетворения своего либидо они бесплодно ищут нарциссическое удовольствие в эксгибиционизме, тщеславии, культе спорта и здоровья. У американских девушек нет предубеждений в отношении секса; они легко доступны для мужчины, который видит весь сексуальный процесс как нечто изолированное, и, как следствие, делают его неинтересным и лишенным фантазии, каким он на таком уровне и должен быть. Таким образом, после того, как ее сводили в кино или на танцы – это что-то вроде американских правил хорошего тона – девушка должна позволить многое, если не все, но это еще ничего не означает. Фригидность и материализм характерные черты американских женщин. Мужчина, построивший отношения с американской девушкой, приобретает материальные обязательства по отношению к ней. Она же обеспечивает себе материальную выгоду. В случае развода американский закон, в подавляющем большинстве случаев, благосклонен к женщине. Американские женщины с легкостью разводятся, как только видят возможность заключить более выгодную сделку. Это достаточно распространенный случай в Америке, когда женщина выходит замуж за одного мужчину, но уже «помолвлена» с будущим мужем, с тем, за которого она планирует выйти замуж после прибыльного развода.

«Наши» американские медиа.

Американизация в Европе широко распространена и очевидна. В Италии этот феномен, стремительно развившийся в послевоенные годы, воспринимается большинством людей если не с энтузиазмом, то, по крайней мере, как нечто естественное. Не так давно я писал о том, что из двух больших опасностей, противостоящих Европе – Американизма и Коммунизма – первая наиболее коварная. Коммунизм не представляет собой угрозы, если только он не выльется в грубой и катастрофической форме непосредственного захвата власти коммунистами. С другой стороны, американизация, прокладывая себе дорогу и постоянно просачиваясь, осуществляет изменения умонастроений и традиций, что само по себе кажется безобидным, но результатом этого становятся коренные изменения и деградация, против которых невозможно бороться иначе как внутри самих себя.
С определенным уважением к такому внутреннему противостоянию нужно заметить, что итальянцы кажутся слабыми. Забывая о собственном культурном наследии, они охотно обращаются к США, как к чему-то сродни основному мировому ориентиру. Любой, кто хочет быть современным, обязан применять к себе американские стандарты. Жалко наблюдать за тем, как европейская страна так унижает свое достоинство. Благоговение перед Америкой не имеет ничего общего с культурным интересом к образу жизни других людей. Напротив раболепство перед США ведет лишь к тому, что человек начинает считать, что нет другого стиля жизни и ценностей, находящихся на таком же уровне как американские. Наше радио американизировано. Не имея каких либо критериев о высшем и низшем, оно просто следует модным сиюминутным тенденциям и выдает на рынок все, что считается «приемлемым» - то есть приемлемым для подавляющего большинства деградировавшего американизированного общества. Остальные из нас тащатся им во след. Даже стиль презентации на радио стал американизированным. «Кто после прослушивания американской программы в состоянии подавить дрожь от мысли, что единственный способ избежать коммунизма – поддаться американизации?» Это не слова аутсайдера, а американского социолога Джеймса Бурнхема, профессора Принстонского университета. Такое суждение от американца должно заставить итальянских радиоведущих сгореть от стыда.
Следствием демократического «делай что хочешь» является заражение большей части населения, неспособной идентифицировать себя, которая неведомая какой-либо силой или идеалом, очень легко теряет чувство собственной индивидуальности. 

Индустриальный порядок Америки.

В своем классическом труде о капитализме Вернер Зомбарт подвел итог поздней стадии капиталистического развития, высказав его в выражении: fiat producto, pereat homo. В своем крайнем проявлении капитализм представляет собой систему, в которой человек оценивается исключительно с точки зрения промышленной торговли и изобретения способов производства. Социалистические доктрины появились как результат недостатка «человеческого фактора» в этой системе.
С повышением интереса к так называемым рабочим отношениям, в США началась новая фаза. Внешне это, казалось, означает улучшение, в реальности же это оказалось пагубным явлением. Предприниматели и работодатели осознали важность человеческого фактора в производственной экономике, и что ошибкой является игнорирование индивидуума, вовлеченного в производство: его мотивов, чувств, повседневной будничной жизни. Таким образом, появилась целая школа, изучающая человеческие отношения на производстве, основывающаяся на теории поведения. Научные работы, такие как «Человеческие взаимоотношения на производстве» Б.Гарднера и Г.Мура предоставили точный анализ поведения сотрудников и их мотиваций с четкой целью – определить наилучшие способы устранения всех факторов, которые могут препятствовать расширению производства. Некоторые исследования, конечно, не ограничиваются магазинными помещениями, но выходят из менеджмента, разрабатываемого специалистами различных колледжей. Социологические исследования идут еще дальше и анализируют социальное окружение служащих. Этот род исследований имеет практическую цель: поддержание психологического удовлетворения служащих, которое также важно как и физическое. В случаях с рабочими, выполняющих монотонную работу, не требующую большой сосредоточенности, исследования будут акцентировать внимание на «опасности» того, что в это время мысли человека могут блуждать где-то далеко, а это в результате негативно скажется на его отношении к труду.
Не забыли и о личной жизни служащих – отсюда увеличение числа так называемых штатных совещаний. Приглашались специалисты для того, чтобы рассеять тревогу, психологические беспокойства и не адаптируемые «комплексы», вплоть до того, что давались советы в отношении самых личных вещей. Откровенно и много используется техника психоанализа, которая должна была заставить субъекта «говорить свободно», а получаемые путем такого «катарсиса» результаты документировались.
Но все это не имеет ничего общего с улучшением духовного состояния человеческого бытия, или с какими либо другими реальными общечеловеческими проблемами, как вероятно понял бы их европеец в этот «век экономики». С обратной стороны «железного занавеса» с человеком обращаются, как с вьючным животным, и его повиновение поддерживается террором и голодом. В Соединенных Штатах человек также видится только как трудовой фактор и расходный материал; каждый аспект его внутренней жизни пренебрегаем и каждый фактор его существования приводится к тому же финалу. В «Стране Свободы» человеку всеми средствами внушают, что он достиг такой степени счастья, о которой до сей поры и не мечтал. Он забывает, кто он есть, откуда он пришел и наслаждается настоящим.

Американская «Демократия» в промышленности.

В США существует значительное и растущее противоречие между характерными чертами преобладающей политической идеологии и эффективными экономическими структурами нации. Большую роль в исследованиях этого предмета играет «морфология бизнеса». Исследования подтверждают впечатления, что американский бизнес на самом деле далек от типа организации, который бы соответствовал демократическим идеалам американской пропаганды. Американские торговые предприятия имеют «пирамидную» структуру. Они составляют верхушку многоступенчатой иерархии. Большие промышленные компании управляются по такому же принципу, что и правительственные министерства и имеют сходную структуру. В них есть координирующие и контролирующие органы, выделяющие руководителей из массы служащих. Вместо того, чтобы стать более гибкой в социальном смысле «правящая элита» (Бурнхем) становится более автократичной, чем когда-либо – в этом есть что-то общее с американской внешней политикой.
А вот конец еще одной американской иллюзии. Америка: «страна случая», где каждый имеет шанс, нужно лишь вовремя ухватиться за него; страна, где каждый может восстать из грязи в князи. Вначале для этого был «зеленый свет» для всех. Потом появилась идея о безграничном потенциале промышленности и коммерции. Но как Гарднер, Мур и многие другие показали, он далеко не безграничен, и возможности со временем иссякают. Даже при условии наличия непрерывно растущей специализации труда в производственном процессе и постоянном улучшении квалификации, то, что казалось очевидным для американцев – что их дети «пойдут дальше» чем они – теперь для многих людей не является таковым. Таким образом, так называемая политическая демократия Соединенных Штатов, движущая сила и мощь страны, то есть ее промышленность и экономика, становится, очевидно, недемократичной. Проблема тогда в следующем: должна ли реальность подстроиться идеологии или наоборот? До недавнего времени наблюдалось огромное недовольство курсом Америки; требование вернуть «настоящую Америку» со свободным от оков производством и личностью, не скованной центральным правительственным контролем. Тем не менее, здесь есть также те, кто предпочли бы ограничить демократию дабы адаптировать политическую теорию в соответствии с коммерческой реальностью. Если бы маска американской «демократии» была снята, то стало бы предельно ясно до какой степени «демократия» в Америке (и повсеместно) является лишь инструментом в руках олигархии, которая, пользуясь методом «косвенного воздействия», гарантирует возможность злоупотребления и обмана в огромном масштабе тех многих, кто принимает иерархическую систему, считая ее вполне законной. Эта дилемма «демократии» в Соединенных Штатах однажды может уступить место некоторым интересным преобразованиям.