Глобальный Революционный Альянс

 
Глобальный Революционный Альянс
 
(программа, принципы, стратегия)
 
Недовольные всего мира, объединяйтесь!
 
Раздел 1. Ситуация конца.
 
1.    Мы живем в конце исторического цикла. Все процессы, составляющие суть истории, подошли к логическому тупику.
a.    Конец капитализма.  Развитие капитализма достигло естественного предела. Мировой экономической системе осталось только одно – рухнуть в пропасть. Основанная на прогрессирующем росте значения чисто финансовых институтов, вначале банков, а затем все более сложных и изощренных фондовых и биржевых структур, система современного капитализма полностью оторвалась от реальности, от баланса спроса и предложения, от соотношения производства и потребления, от связи с реальной жизнью. Все богатство мира путем сложнейших манипуляций с построением финансовых пирамид, оказалось в руках мировой финансовой олигархии. Эта олигархия обесценила не только труд, но и связанный с рыночным фундаменталом капитал, обеспечила себе финансовую ренту, а все иные экономические силы оказались в кабале у этой безличной транснациональной ультралиберальной элиты. Независимо от того, как мы относимся к капитализму, сегодня очевидно, что он не просто переживает очередной кризис, но стоит на грани полного обвала всей системы. Как бы глобальная олигархия ни пыталась скрыть от масс населения Земли надвигающийся коллапс, все больше людей начинают догадываться, что он неизбежен, и что мировой финансовый кризис, связанный с обрушением американской ипотеки и крупнейших банков, лишь начало глобальной катастрофы. Эту катастрофу можно оттянуть, но ее нельзя предотвратить или избежать. Мировая экономика, в том виде, в каком она функционирует сейчас, обречена.
b.    Конец ресурсов. В нынешней демографической ситуации с учетом неуклонного роста населения земли (особенно в странах Третьего мира) человечество вплотную подошло к исчерпанию природных ресурсов, необходимых не просто для поддержания существующего уровня потребления, но и для простого выживания на минимальному уровне. Пределы роста достигнуты, и на повестке дня глобальный голод, лишения, эпидемии, гибель. Эта планета больше не может дать возможность жить на ней такому количеству людей. Значит, мы стоим перед неизбежной демографической катастрофой. Чем больше людей родится сегодня, тем больше придется их уничтожить завтра. Эта дилемма не имеет разрешения. Но делать вид, что ее не существует, значит готовить своими руками самый худший сценарий мировой бойни за ресурсы и уничтожения значительной части человечества.
c.    Конец общества. Под влиянием западных и американских стандартов полным ходом идет раздробление обществ на атомарные единицы, не связанные друг с другом никакими связями. Космополитизм и новое кочевничество становятся наиболее распространенным стилем жизни, особенно для молодого поколения. Это провоцирует невиданные потоки миграции, которые разрушают и те общества, члены которых снимаются с места, и те общества, куда попадают мигранты. Культурные, национальные, социальные и религиозные связи рвутся, коды взламываются, органические контакты рушатся. Мы живем в мире одиноких толп, атомарного распыления общества, которое более не является чем-то цельным. Космополитическое одиночество становится нормой и взрывает культурную идентичность людей изнутри. На место обществ приходит кочевничество и сеть, которые растворяют органические исторические коллективы. Вместе с этим исчезает культура, языки, мораль, традиции, ценности, семьи.
d.    Конец человека. Доминирующей тенденцией становится разделение человека на составляющие. Человеческая личность рассеивается по сетям, псевдонимам (никам) и отдельным импульсам, превращаясь в игровой набор дезорганизованных элементов. Человек утрачивает цельность, ему предоставляется все больше свобод, но ценой утраты того, кто этими свободами может воспользоваться. Культура постмодерна навязчиво переселяет людей в виртуальные миры плоских экранов, отрывает от реальности, захватывает потоком тонко организованных и ловко манипулируемых галлюцинаций. И этими процессами управляет глобальная олигархия, стремящаяся сделать мировые массы управляемыми и программируемые. Никогда еще так не прославлялся индивидуализм, и никогда еще люди всего мира не был столь похожи друг на друга по поведению, привычкам, внешнему виду, техникам и вкусам. В погоне за соблюдением прав человека куда-то потерялся сам человек. На его место вот-вот заступит постчеловек: мутант, продукт клонирования, биоробот, репликант, киборг.
e.    Конец наций и народов.  Глобальный мир последовательно разрушает всякую национальную самобытность, одно за другим разрушает суверенные государства, все чаще вмешивается во внутренние дела отдельных стран. Глобальная олигархия стремится опрокинуть любые национальные барьеры, препятствующие ее вездесущему присутствию. Транснациональные корпорации пытаются поставить свои интересы над национальными интересами и государственными администрациями, что приводит к зависимости от внешних систем и утрате независимости. Так вместо многообразия независимых государств складывается структура мирового правительства, опирающегося на глобальную финансовую олигархию. Ядром этого мирового правительства становятся западные страны и монополии, в которые постепенно интегрируется экономическая и отчасти политическая элита и других, незападных стран. Так часть национальных элит становится пособниками глобализации и предают интересы своих граждан – народов и государств.
f.     Конец знаний. Глобальные СМИ создали системы тотальной дезинформации, организуемой в соответствии с интересами глобальной олигархии. Только то, о чем сообщают глобальные СМИ, считается «реальностью». И то, как подается то или иное событие или явление автоматически принимается глобальным сообществом за «само собой очевидную истину» (Conventional Wisdom). Альтернативные мнения, хотя и могут распространяться в сетевых сегментах интерактивных коммуникационных систем, остаются на периферии, так как финансовой поддержкой обладают лишь те информационные потоки, которые служат интересам глобальной олигархии. Когда критические мнения достигают порогового уровня и становятся  опасными, в дело пускаются классические инструменты репрессии – финансовое давление, замалчивание, демонизация, юридическое и физическое преследование. В таком обществе вся система знаний становится полем глобальной модерации со стороны глобальных элит.
g.    Конец прогресса. Последние века человечество жило верой в прогресс и надеждой на лучшее будущее. Обещание этому видели в развитии техники, накоплении знаний и научных открытий, росте гуманизма и социальной справедливости. Прогресс казался гарантированным и само собой разумеющимся. В XXI веке эту веру разделяет только наивный или сознательно закрывающий глаза на реальное положение вещей (за определенную мзду или привилегии). Вера в прогресс опровергнута всем ходом вещей. Наш мир не становится лучше, а напротив, стремительно деградирует, или, как минимум, остается столь же жестоким, циничным и несправедливым как раньше. Обнаружение этого обстоятельства приводит к краху гуманистического мировоззрения. Двойной стандарт западного мира, за броскими лозунгами которого о правах человеках и свободе сегодня только слепой не видит эгоистической воли к колонизации и контролю, становится обыденностью. Прогресс не только не гарантирован, но маловероятен. Если вещи будут развиваться и дальше так, как они развиваются сегодня, то станут актуальными самые пессимистические, катастрофические и апокалипсические прогнозы.
2. В целом мы имеем дело с концом огромного исторического цикла, основные параметры которого исчерпаны, опрокинуты, а связанные с ним надежды обмануты и перечеркнуты. Конец света не впереди, он развертывается на наших глазах, и мы являемся его наблюдателями и участниками. Будет ли это концом современной цивилизации или концом всего человечества, никто не способен предсказать. Но масштабы катастрофы таковы, что нельзя исключить, что агонизирующий глобальный западоцентричный мир утащит за собой в бездну всех остальных. Ситуация становится еще более драматической от того, что при нынешнем положении дел и при существующей организации мировой глобальной власти транснациональной олигархии, все катастрофические процессы не могут ни продолжаться (пороговой уровень достигнут), ни прекратиться (сила инерции слишком велика), ни изменить свой курс (скорость основных тенденций не позволяет совершить резкий маневр изменения траектории).
3. Существующее положение нетерпимо: не только как оно есть, но куда оно само по себе идет. Сегодня катастрофа, завтра гарантированная гибель. У человечества украли будущее. Но человек отличается от животного тем, что обладает историческим горизонтом. И даже если в данный момент человек не ощущает всей остроты положения, его знания о прошлом и предвидения конструируемого будущего воспроизводят перед ним радужные или напротив зловещие перспективы. Видя то, где мы были вчера, и то, куда мы движемся, мы не можем не признать эту траекторию злом, угрозой, вызовом, ударом. Только те, кого лишили исторического мышления, превратив в вечно развлекающихся потребителей агрессивных потоков рекламы и дезинформации, кого оторвали от образования и трансляции культурных кодов, может не замечать ужаса актуального положения дел. Не признавать того, что мы живем в поле глобальной катастрофы, может лишь животное или потребляющий механизм, биоробот.
4. Те, у кого остались хотя бы крупицы независимого и свободного интеллекта не могут не задаваться вопросом: в чем причина существующего положения дел? Каковы истоки и пусковые механизмы катастрофы? Сегодня ясно, что их следует искать в чрезмерной увлеченности западной цивилизации техническим развитием, индивидуализмом, погоней за свободой любой ценой, в материализме, эгоизме, культе денег и в целом буржуазно-капиталистической либеральной идеологией, а также в расисткой уверенности западных обществ, что этот курс является универсальным, наилучшим и общеобязательным для всех остальных народов мира. Если на первых порах это увлечение давало свои положительные результаты, порождало динамику, открывало возможности гуманизма, расширяло зону свободы, улучшало положение людей, открывало им новые перспективы, то после достижения своего потолка те же самые тенденции стали производить обратные результаты: техника из инструмента превращалась в самодостаточный принцип (перспектива восстания машин); индивидуализм, доведенный до крайности, лишал человека его сущности; свобода утрачивала субъекта свободы; поклонение материи вело к духовной деградации; эгоизм разрушал общество; всевластие денег вытесняли не только труд, но и сам предпринимательский дух капитализма; либеральная идеология уничтожала любые формы социальной, культурной или религиозной солидарности. И если в странах Запада это вырастало из самой логики их исторического развития, то в других частях света те же принципы навязывались силой, колониальными и империалистическими практиками, без учета специфики локальных культур. Запад, встав на этот путь в Новое время, не только довел себя самого до плачевного финала, но и нанес непоправимый ущерб всем остальным народам Земли. Он стал глобальным и универсальным, и поэтому никто не может просто уклониться, изолироваться от него. Что-то изменить можно только вырвав корни всего спектра катастрофических явлений. И, несмотря на то, что в незападных обществах положение дел несколько отличается, простым игнорированием вызова Запада ничего изменить нельзя. Корни зла слишком глубоки. Они должны быть ясно осознаны, осмысленны, идентифицированы и поставлены в центре внимания. Невозможно бороться со следствиями, не понимая причин.
5. У нынешнего катастрофического положения дел есть причины, и точно также есть те, кто заинтересован в нем, кто хочет, чтобы оно продолжалось, кто извлекает из него пользу, прибыль, кто наживается на нем, кто ответственен за него – его поддерживает, его укрепляет, его защищает и его охраняет, а также мешает ему изменить курс следования и развертывания. Это мировая глобальная олигархия, включающая в себя политическое, финансовое, экономическое, военно-стратегическое ядро мировой элиты (преимущественно западной), и широкую сеть обслуживающих ее интеллектуалов, топ-менеджеров, медиа-магнатов, образующих верную олигархическую свиту глобалистов. Совокупно глобальная олигархия и ее обслуга представляют собой правящий класс глобализма. К нему относятся политические вожди США, наиболее крупных стран НАТО, финансовые и экономические магнаты, и обслуживающие их агенты глобализации, составляющие гигантскую планетарную сеть, по которой распределяются  ресурсы тем, кто лоялен основному курсу мировых процессов, а также потоки информационной манипуляции, политического, культурного, интеллектуального и мировоззренческого лоббирования, сбор информации, проникновение в структуры пока еще не до конца десуверенизированных национальных государств, а также прямая коррупция, подкуп, влияние, кампании по травли неугодных и т.д. Эта глобалистская сеть состоит из множества этажей, включающих как политические и дипломатические миссии, так и транснациональные корпорации и их менеджмент, сети масс-медиа, глобальные торговые, промышленные потребительные структуры, неправительственные организации и фонды, и т.д.. Катастрофа, в который мы находимся и которая приближается к своей кульминации, имеет рукотворную природу – есть те силы, которые заинтересованы в том, чтобы все было таким, как оно есть и никаким иначе. Это архитекторы и менеджеры глобального эгоцентричного гиперкапиталистического мира. Они несут за все ответственность. Глобальная олигархия и ее сетевая агентура есть корень зла. Зло персонифицировано в глобальном политическом классе. Мир таков, как он есть потому, что кое-кто хочет, чтобы он был именно таким, и прикладывает к этому немалые усилия. Эта воля есть квинтэссенция исторического зла. Но если это так, и за нынешнее состояние дел кто-то несет ответственность, то противостояние и несогласие со статус-кво получает адресата. Глобальная олигархия оказывается в положении врага всего человечества. И этим врагом она и является. И далее: само наличие врага дает шанс победы над ним, а значит, шанс на спасение и преодоление катастрофы.
Раздел 2. Образ нормального мира
 
1.    Нам внушают (это гипноз и пропаганда), что иначе (чем сейчас)  «не может быть». Или что любая альтернатива будет «еще хуже». Знакомый мотив «демократия имеет множество недостатков, но все остальные политические режимы настолько хуже, что лучше терпеть то, что есть». Это - ложь и политическая пропаганда. Тот мир, в котором мы живем, является неприемлемым, недопустимым, ведущим к неминуемой гибели, и поиск альтернативы ему является условием выживания. Если мы не низвергнем существующий порядок вещей, не изменим курс развития цивилизации, не отстраним от власти и не уничтожим глобальную олигархию как систему и как конкретные силы, группы, институты, корпорации и даже личности, мы станем не просто жертвами, но и соучастниками надвигающегося конца. Утверждение, что «все не так плохо», что «бывало и хуже», что «как-нибудь все само поправится» и т.д. есть формы сознательного внушения, гипноза, призванного усыпить остатки свободного самосознания, независимого и трезвого анализа. Глобальная олигархия не может допустить, чтобы подданные глобальной элиты смели мыслить независимо и самостоятельно, без отсылки к их подспудно и исподволь навязываемым нормативам. Эта элита действует не прямым образом, как в тоталитарных режимах прошлого, но тонко, коварно, выдавая свои догмы за нечто само собой разумеющееся, и даже за результат свободного выбора каждого человека. Но человеческое достоинство состоит как раз в способности выбирать и конкретно выбирать между тем, чтобы сказать существующему положению дел «да» или «нет». Ничто и никогда ни при каких обстоятельствах не может автоматически вызывать человеческое «да». «Нет» можно сказать всему, всегда и в любых условиях. Отказывая в этом праве, глобальная элита отказывает нам в человеческом достоинстве. А значит, она противопоставляет себя не только человечеству, но и человечности, человеческой сути. И уже одно это дает нам право на восстание против нее, на радикально сказанное ей и всему положению дел «нет», на опровержение ее внушений, на пробуждение от ее гипноза, на утверждение иного мира, иного пути, иного порядка, иной системы, иного настоящего и иного будущего. Мир, который нас окружает, неприемлем. Он плох со всех точек зрения. Он несправедлив, катастрофичен, подл, лжив, несвободен. Он должен быть сокрушен и разрушен. Нам нужен иной мир. И будет он отнюдь не  худшим, как нас пугает глобальная олигархия и ее верноподданническая прислуга, а лучшим и спасительным.
2.    Каков в таком случае правильный мир, желаемый миропорядок? В чем норма, отталкиваясь от которой мы расцениваем то, что есть, как патологию? Образ нормального мира у разных сил, одинаково несогласных с нынешним положением дел, может быть чрезвычайно различным. И если углубиться в детали альтернативных проектов, то разногласия неминуемо возникнут в стане сторонников глобальной альтернативы, их единство расшатается, воля к сопротивлению будет парализована, конкуренция проектов подорвет консолидацию сил, необходимую для сопротивления. Поэтому говорить о нормальном мире, о лучшем мире надо с высшей степенью осторожности. Тем не менее, есть некоторые совершенно очевидные принципы и точки отсчета, которые едва ли кто в здравом уме способен поставить под сомнение. Попробуем их нащупать.
a.    Необходима экономическая модель, альтернативная сложившейся сегодня системе спекулятивного финансового капитализма. Альтернативу можно увидеть как в реальном индустриальном капитализме, так и в исламской экономике, как в социализме, так и в экологических проектах, как в привязке к реальному сектору производства, так и в поиске совершенно новых хозяйственных механизмов, включая новые виды энергии, организации труда и т.д. Нормальной экономикой будет не та экономика, которая существует сегодня.
b.    В условиях нехватки ресурсов проблема их распределения должна решаться на основе общечеловеческого планирования, а не на основе эгоистической борьбы за контроль над ними. Ресурсные войны – военные или только экономические – должны быть  радикально пресечены. Человечеству грозит гибель, и перед лицом этого факта, мы должны перейти к иному отношению к демократической и ресурсной проблеме. В этой игре не может быть выигравших. Проиграют все. В нормальном мире на эту угрозу все люди земли должны отвечать сообща, а не по одиночке.
c.    Нормальным и лучшим состоянием человеческого бытия является не дробление и распыление на атомарных индивидуумов, но сохранение социальных коллективных структур, обеспечивающих трансляцию культуры, знаний, языков, практик, верований. Человек существо социальное, поэтому либеральный индивидуализм губителем и преступен. Мы должны сохранить человеческое общество любой ценой. Из этого следует, что социальная ориентация должна возобладать над либерально-индивидуалистической.
d.    В обществе, которое должно было бы состояться, человек должен сохранить свое видовое достоинство, свою идентичность, свою сущность, свою цельность, а также те структуры, без которых его личность не способна развертываться и фиксироваться – семья, труд, публичные институты, право на соучастие в собственной судьбе и т.п. Тенденции, ведущие к рассеиванию человека и к замене его иными всечеловеческими видами, должны быть пресечены и отвернуты. Человек есть нечто, что следует сохранить, и даже воссоздать.
e.    Нормальным является такое общество, в котором народы, нации и государства сохраняются как традиционные формы человеческого общежития, как сотворенные историей и традицией формы. Они могут меняться и трансформироваться, но они не должны быть упразднены или принудительно слиты в единый глобальный плавильный котел. Многообразие народов и государств является историческим богатством человечества. Отменив его мы придем к отмене истории, и к концу многобрачия, свободы и культурного богатства. Процессы глобализации необходимо немедленно свернуть.
f.     Нормальное общество основано на возможности знаний, на передаче знаний, на открытой способности к постижению мира, бытия, человека на основании традиций, опыта, открытий и сводного поиска. Сфера знаний не должна быть полем виртуальных инсценировок, массового медийного гипноза или пространством для манипуляции сознанием в глобальным масштабе. Масс-медийные суррогаты и виртуальные стратегии, подменяющие собой реальность, должны быть переподчинены трезвому и самостоятельному осмыслению с опорой на открытые коды, интуицию, творчество и опыт. Для того, чтобы добиться этого, необходимо сокрушить сегодняшнюю диктатуру масс-медиа, нарушить монополию глобальных элит на контроль за массовым сознанием.
g.    Нормальное общество должно иметь перед собой позитивный горизонт будущего. Но при этом, чтобы достичь намеченной цели, необходимо отказаться от заблуждения, что вещи сами по себе развиваются наилучшим образом или, напротив, от допущения, что катастрофа неизбежна. Суть человеческой истории в том, что она открыта, что она включает в себя компонент человеческой воли и возможность реализации человеком его свободы. Это делает будущее зоной возможности: оно не будет само по себе ни лучшим, ни худшим, так как может быть создано людьми и таким, и другим. Все зависит от того, что мы выберем и что мы сделаем. Если же мы откажемся от выбора и от волевого конструирования, то будущее может не наступить вообще. Или оно не будет человеческим.
Нормальное общество должно быть многообразным и плюральным, полицентрическим. В нем должно наличествовать множество открытых возможностей, множество культур. Нормальным является свободный, не принужденный диалог. Каждое общество может само выбирать баланс между духовными и материальными компонентами. Но все же как показывает история, резкая доминация материализма всегда неизменно ведет к катастрофе. Забвение о духовном измерении человека фатально и губительно для него. Нынешний резкий крен в утрированный материализм должен быть компенсирован резким поворотом к духовному началу. И уже совсем неприемлемо тотальное господство денег надо всеми остальными ценностями. Ценности могут быть какими угодно, но ни в одном нормальном обществе они не должны ставиться на высшую ступень. В этом смысле любое общество, где роль денег не столь значительна как в нашем, уже по определению является более нормальным, справедливым и приемлемым, чем то, в котором мы живем сегодня. Кто думает иначе, тот либо болен, либо является агентом влияния глобальной олигархии. Справедливость и гармония гораздо важнее личного успеха и жажды наживы.  Алчность и стремление к индивидуальному благополучию большинство человеческих культур единодушно считают грехом или, как минимум, слабостью. Справедливость же, забота об общем благе, является одной из самых распространенных ценностей. Справедливое общество является более нормальным, чем то, что основано на эгоизме. Нормальным является миропорядок, в котором признается баланс сил, право разных обществ и культур на собственный путь. Все это и есть норма. И эта норма, даже в самом общем и приблизительном виде, радикально контрастирует с тем, что мы имеем вокруг нас. Существующее положение дел ненормально, это патология. Стоит разрушить гипноз глобальной олигархии, и все вещи возвращаются в фокус.
3. В нормальном обществе мы не можем обойтись без власти вообще. В той или иной форме она была, есть и будет. Есть она и в том глобальном обществе, которое существует сегодня. Эта власть принадлежит глобальной олигархии, которая лишь вуалирует ее под видом «демократии», «соучастия», «распыления центров принятия решений». Глобальная олигархия остается властью во всех смыслах, только становится не прямой, а косвенной, действует не прямым принуждением, но тонким контролем. Она менее груба, чем иные формы власти, но более коварна, лжива и подла, и не менее жестока и тоталитарна. Подчас она выступает в форме парадоксального тоталитарного анархизма, предоставляя массам полную свободу, но только при сохранении полного контроля над содержанием этой свободы и ее параметрами. Делать можно все, но только в соответствии с установленными правилами. Правила диктует глобальная олигархия. В нормальном обществе власть должна принадлежать не анонимной политико-финансовой элите, неуклонно ведущей человечество к гибели, но лучшим - сильнейшим, умнейшим, наиболее духовным и справедливым, героям и мудрецам, а не сети глобальных коррупционеров, лжецов и узурпаторов. Власть всегда предполагает проекцию многочисленных воль на единую инстанцию. Формирование этой инстанции должно проходить в соответствии с историческими, социальными, культурными, а иногда и религиозными традициями каждого конкретного общества. Не существует никакой общей формулы оптимальной власти. Демократия работает в одном обществе и терпит фиаско в другом. Монархия бывает гармоничной, а может родиться в тиранию. Коллективное руководство дает как позитивные, так и негативные результаты. Никаких универсальных рецептов, приемлемым для всех, нет. Но любая власть (и даже ее отсутствие) лучше, чем та, которая существует сегодня и которая захватила контроль над глобальным человечеством.
4.    Норма проистекает из конкретной истории конкретного человеческого общества. И никакой иной она не должна быть. Норму, образец, идеал, закон народы и общества обретают путем многочисленных страданий, проб, ошибок, оценок, опытов, они вынашивают эту норму столетиями. И поэтому каждое конкретное общество имеет неотъемлемое право на свою собственную норму. На свои собственные ценности. Никто со стороны не в праве осуждать эту норму на основании своего, отличного от других исторического общества. Если народы и государства не развиваются так, как делают их соседи, это значит, что они не просто не могут, но сплошь и рядом не хотят делать это, оценивают историческое время и шкалу успехов и неудач по иным критериям. И следует признать это раз и навсегда, и категорически отказаться от любых колониальных и расистских предрассудков: если какое-то общество не похоже на наше, никак не значит, что оно хуже, более отсталое или примитивное; оно просто иное, и эта его инаковость - это его сущность, которую мы обязаны признать. Только такой подход является нормальным. Глобализм, западоцентризм и универсализм являются глубокой патологией, требующей искоренения. Тем более, это патологично и даже преступно, если универсальные нормативы определяются нелегитимной, самопровозглашенной, узурпировавшей планетарную власть глобалистской элитой. Сколько обществ - столько и норм, и именно это есть всеобщая норма, отсутствие единой нормы для всех, свобода и право выбора.
Раздел 3. Императив революции
 
1. Против существующего порядка вещей, осознанного как нетерпимое зло, как патология и положение дел, неминуемо ведущее к катастрофе и гибели человечества, необходимо выдвинуть альтернативный идеал, норматив, проект того, чего нет сейчас, но что должно быть. Однако глобальная олигархия сама по своей воле не отдаст свою власть ни при каких обстоятельствах. Думать иначе было бы наивно. Следовательно, задача выбить ее у нее из рук, вырвать власть, отнять ее силой. Это возможно осуществить только при одном условии: если все силы, недовольные нынешним положением вещей будут действовать сообща. Этот принцип общего действия является уникальным явлением именно современной истории, ставшей глобальной. Глобальная олигархия устанавливает свое господство на общепланетарном уровне. Ее глобальный хакер является не вторичным качеством, но отражает ее суть. Эта глобальная олигархия атакует все народы, нации, государства, культуры, религии, общества. Не какой-то тип, не какие-то режимы, не какие-то отдельные выбранные объекты нападения. Эта элита наступает фронтально и тотально, стремясь превратить все пространство земли в зону своего контроля. Но на этом пространстве располагаются разные общества, разные культуры, разные народы, разные религии. И они еще пока не утратили окончательно своей самобытности. Глобализация несет смерть всем им, и они это еще могут осознать или интуитивно почувствовать. Но вот для того, чтобы оказать эффективное сопротивление глобальной олигархии, ни у одной страны, взятой отдельно, сил в сегодняшней ситуации явно не хватит. И даже если объединить усилия той или иной культуры или того или иного регионарного сообщества, выходящие за границы отдельной страны, все равно силы окажутся не равны. Только в том случае, если всё человечество осознает необходимость радикального противостояния глобализму, у нас появится шанс сделать нашу борьбу эффективной и приносящей плоды. Действие сообща не требует от нас, чтобы мы боролись за одинаковые идеалы или были солидарны с тем нормативом, который должен прийти на смену нынешней катастрофе и патологии. Эти идеалы могут быть различны и даже, до определенной степени, конфликтны, но все мы должны осознать, что если нам не удастся свернуть шею глобальной олигархии, все эти проекты (какими бы они ни были) останутся нереализованными и погибнут втуне. И если мы найдем в себе достаточно ума, воли, трезвости и мужества для того, чтобы действовать сообща против глобальной олигархии в рамках также глобального революционного альянса, у нас будет шанс и открытая возможность не только вести борьбу на равных, но и победить. Различия между нашими обществами и их нормативами будут иметь значения только после того, как мы свергнем глобальную олигархию. До этого противоречия в проектах будет играть только на руку самой глобальной олигархии, действующей по извечному принципу всех империй – «разделяй и властвуй». В глобальной революции есть два момента: единство того, что подлежит уничтожению, и множественность того, что подлежит утверждению.
2. Революция XXI века не может быть простым римейком революций XIX или XX веков. Прежние революции подчас верно оценивали недостатки трех режимов, против которых они были направлены. Но историческая панорама не позволяла осознать наиболее универсальные и глубинные корни зла. К ударам по действительно патологическим чертам социально-политического устройства и по несправедливой, отчужденной узурпированной власти примешивались второстепенные и случайные исторические и социологические элементы, которые отнюдь не заслуживали столь жесткого отвержения. Прежние революции сплошь и рядом выплескивали вместе с водой ребенка, ударяя по злу, задевали то, что, напротив, заслуживало бы сохранения и восстановления. Чистое зло на прежних фазах было скрыто, закамуфлировано, и подчас сами эти революции несли в себе нечто от того духа, тех ориентиров и тех тенденций, которые привели сегодня к финансовой и медийной деспотии глобальной олигархии. Кроме того, прежние революции чаще всего протекали в локальных условиях, и даже там, где претендовали на глобальность, этим масштабом не обладали. Только сегодня созрели условия для того, чтобы революция стала по настоящему глобальной. Так как система, против который она направлена, уже является глобальной в действительности (а не только в проекте). Другим свойством прежних революций являлось то, что они все выдвигали четкие альтернативные социо-политические модели, которые чаще всего претендовали на универсальность. Если мы сегодня повторим этот путь, то неминуемо оттолкнем от революции тех, кто видит норматив иначе (глазами своего общества, своей истории, своей культуры) и кто хочет для себя иного будущего, чем другие революционеры против глобальной олигархии. Поэтому революция XXI века должна быть по-настоящему планетарной и плюральной по своим конечным целям. Все народы земли должны восстать на существующий миропорядок солидарно, сообща, но во имя различных идеалов и для утверждения в реальности различных нормативов. Чтобы у нас было будущее, мы должны помыслить его как сложный букет возможностей, состояться которому мешает нынешняя мировая система и глобальная олигархия. Если мы не снесем ее все вместе, во имя разных целей и разных горизонтов, мы не получим ни букета, ни какого-то одного или нескольких будущих. Пусть каждое общество бьется за свой собственный проект будущего. Революция XXI века будет успешной только тогда, когда в ней против общего врага будут биться все народы ради различных целей.
3. Те спектакли, которые мы видим сегодня в так называемых «цветных революциях» не имеют в себе ничего подлинно революционного. Они организуются глобальной олигархией, подготавливаются и поддерживаются ее сетями. «Цветные революции» направлены практически всегда против тех обществ или тех политических режимах, которые активно или пассивно противятся глобальной олигархии, оспаривают ее интересы, стараются сохранить определенную независимость от нее в политике, стратегии, региональных вопросах или экономике. Поэтому «цветные революции» происходят избирательно и с опорой на развернутые глобалистской элитой масс-медийные сети. Это пародии на революции, и служат они исключительно контрреволюционным целям.
4. Новая революция должна быть ориентирована на радикальное низвержение глобальной олигархии, на уничтожение мировой элиты, на разрушение всего связанного с ней порядка вещей или, точнее, управляемого беспорядка вещей. Уничтожив нерв зла, мы освободим историю народов и обществ от паразитического вампира мировой олигархии. Только это может открыть перспективу для построения альтернативного будущего. Революция должна по определению быть глобальной. Глобальная олигархия рассредоточена сегодня по всей территории планеты. Она присутствует не столько в виде иерархизированной структуры с ясно определенным центром, ядром, сколько в виде сетевого распределенного поля, рассредоточенного по всему миру. Центр принятия решений совсем не обязательно находится там же, где сосредоточены видимые центры политического и стратегического управления Западом – то есть в США и других центрах западного мира. Специфика глобальной элиты состоит в том, что ее локализация является подвижной и текучей, а центр принятия решений подвижен и рассеян. Поэтому нанести удар по ядру глобальной олигархии чрезвычайно трудно, ориентируясь на ее строгую территориальную фиксацию. Чтобы победить это сетевое зло, необходимо вырвать с корнем его присутствие синхронно в разных точках земли. Кроме того, необходимо проникнуть в саму эту сеть, чтобы посеять там панику, сбой, занести вирусы и деструктивные процессы. Радиальное уничтожение глобальной олигархии предполагает от революционных сил освоения сетевых процедур и изучение сетевых протоколов самого глобализма. Человечество должно дать бой врагу на его территории, так как сегодня вся территория мира стала зоной так или иначе подконтрольной врагу. Борьба на уничтожение глобальной элиты поэтому должна быть не только общей, но и синхронизированной в самых разных точках планеты, хотя и асимметричной. Кроме того, революция в данном случае предполагает стратегию ведения партизанской войны на территории, оккупированной противником. В частности, это означает что битва должна развертываться и в киберпространстве. Кибер революция и практика радикальной борьбы в виртуальном пространстве должна быть составной частью революции XXI века.
5. Среди всех идеологий Нового времени на сегодняшний день сохранилась лишь одна, воплощенная в либерализме или либерал-капитализме. Именно в ней на сегодняшний день и сосредоточена идеологическая и мировоззренческая матрица глобальной олигархии. Эта глобальная олигархия является открыто или скрыто либеральной. Либерализм выполняет двойственную функцию: с одной стороны, он служит философской картой для укрепления, сохранения и расширения власти глобальной олигархии, то есть выступает как путеводитель проводимой ей глобальной политики, а с другой, он позволяет широким хватом вербовать добровольцев и коллаборационистов этой элиты, ее свиту, в любой точке света; принимая либерализм, самые разные личности – политические руководители,  чиновники, промышленники, трейдеры, интеллигенция, научное сообщество, молодежь в любой стране автоматически формируют ту среду, в которой рекрутируется обслуживающий персонал глобализма, через которую устанавливаются сети, собирается информация, организуются центры оказания влияния, лоббируются сделки и решения в пользу транснациональных корпораций, проводятся иные стратегические операции по установлению глобальной доминации мировой олигархии. Поэтому главным ударом революции должны быть либералы во всех их выражениях – как представители идеологического, политического, экономического, философского, культурного, стратегического, технологического направления. Либералы представляют собой ту скорлупу, под которой скрывается глобальная олигархия. Любой удар, нанесенный по либерализму и по либералам, имеет большие шансы затронуть чувствительные части глобальной олигархии, ее жизненно важные органы. Тотальная борьба с либерализмом и либералами составляет основной идеологический вектор глобальной революции. Революция должна носить жестко антилиберальный характер, так как именно в либерализме сосредоточен узел зла. Любые другие политические мировоззрения могут рассматриваться в качестве возможной альтернативы и здесь нет никаких ограничений. Единственное исключение – либерализм, который должен быть уничтожен, раздавлен, ниспровергнут, изжит.
Раздел 4. Падение Запада: США как страна абсолютного зла
 
1. Истоки сегодняшнего положения дел лежат глубоко в истории Запада и политико-социальных процессов, разворачивающихся в этой части света. История Западной Европы вела ее общества к тому, что постепенно индивидуализм, рационализм, материализм, механицизм стали преобладать, а затем на их основании сложился капитализм и восторжествовала буржуазия. Предельным выражением буржуазного строя стала идеология либерализма. Именно эта идеологическая, философская, политическая и экономическая линия привела к нынешнему положению дел. В Новое время Европа стала колыбелью материалистической либеральной цивилизации, которую она навязывала остальным народам Земли через свою колониальную империалистическую политику. При этом в ход шли самые чудовищные формы принуждения: так в XVI веке европейцы воссоздали институт рабства, который прекратил свое существование тысячу лет назад под влиянием христианской этики. К этой омерзительной практике европейцы обратились в тот самый момент, когда на Западе стали складываться теории гуманизма, свободомыслия и демократии. Рабство, таким образом, стало нововведением капитализма и буржуазного порядка. Буржуазный строй был установлен в европейских колониях; в некоторых из них он получил наиболее последовательное и яркое выражение, доведя буржуазно-демократические установки до логического конца. Венцом этой буржуазной западной цивилизации Нового времени стали Соединенные Штаты Америки, колониальное государство, основанное на рабстве, индивидуализме, эгоизме, господстве денег и материальных ценностей. Постепенно бывшая европейская колония становилась самостоятельным центром силы и к середине XX века превратились в центр всей западной цивилизации, в полюс мировой капиталистической системы. После конца СССР США остались без уравновешивающего его социалистического блока, став центром глобальной буржуазной системы. Именно американская элита теснее всего срослась с глобальной олигархией, практически отождествилась с ней. И хотя глобальная олигархия – шире, чем американский политический класс, она включает в себя и европейскую олигархию и, частично, вестернизированную буржуазную элиту из других частей Света, именно США стали несущей конструкцией современного глобального миропорядка. Американская военная мощь является главным стратегическим фактором в общемировой политике; американская экономическая система является образцом для остальных стран мира; американская система масс-медиа фактически совпадает с глобальной сетью; американские культурные клише имитируются во всем мире; американские технологии переживают все остальные технологические разработки. Само население США выполняет в такой ситуации роль пассивных заложников, контроль над которыми находится в руках у олигархической элиты, пользующихся инструментарием американской нации для осуществления глобальных целей. США - гигантский голем, управляемый олигархией. В США воплотился дух того порядка вещей, который несет в себе неминуемую катастрофу, является выражением зла, несправедливости, деспотической эксплуатации, отчуждения и колониального империализма.
2. США и их политика во всем мире является главным злом и главным фактором в отстаивании и укреплении существующего порядка вещей. Все катастрофические тенденции современности исходят оттуда.
a. Американская экономика основана на доминации финансового сектора, полностью вытеснившего значение производства, классического индустриального капитализма, не говоря о сельском хозяйстве. Подавляющее большинство граждан США занято в третичном секторе услуг, то есть практически ничего не производит. Финансовый паразитизм США распространяется на всю планету, так как доллар, без всяких ограничений печатающийся Федеральной Резервной Системой, является в глобальной модели мировой резервной валютой. Мировая экономика является американоцентричной и работает на США независимо от того, эффективно действует эта экономика или нет.
b. При этом США потребляет самый большой процент запасов мировых ресурсов на душу населения, выбрасывая в атмосферу ядовитые отходы и миллиарды тонн мусора. США выкачивают ресурсы из остального мира и устанавливают (через свой вольно-стратегический, дипломатический и экономический контроль над поставщиками) на них ту цену, которая выгодна США. Такая модель мировой гегемонии США и создает в мировой экономике основную диспропорцию, несправедливость и эксплуатацию, приближающие неизбежный ресурсный крах. При этом, в персоне распределения природных ресурсов США руководствуются исключительно своими национальными интересами, чем создают предпосылки для надвигающихся катастроф.
c. Американское общество пошло дальше других западных обществ в сторону атомизации, индивидуализации и разрыва социальных связей. Построенное эмигрантами из разных стран, американское общество положило начало индивидуальной идентичности. Оторванную от конкретного коллектива, от своей основы, западноевропейской модели было позволено реализоваться на территории Америки в чистых лабораторных условиях. Американское общество не просто постепенно  распадалось на индивидуумов, но было изначально из них составлено. Поэтому индивидуализм достиг здесь своего логического предела, а социальность (в том числе и социализм) получили минимальное распространения в сравнении со всеми остальными западными странами (не говоря уже о восточных).
d. Именно в США процесс индивидуализации дошел до своей крайней границы и перешел за нее в сторону экспериментов по созданию пост человеческих существ. Успехи американских ученых в области клонирования, генной инженерии и опытов по созданию гибридов позволяют предположить, что именно там в один прекрасный день мы станем свидетелями явления постчеловеческих существ.
e. Американское общество строилось изначально на смешении культур, народов и этносов, на принципе «плавильного котла». Отсутствие органических этнических  связей составили его особенность. Распространяя свое влияние на весь остальной мир, США также продвигают этот космополитический принцип, делая его универсальной нормой. Кроме того, именно США выступают как главная сила, отбирающая у одной страны за другой право на национальный суверенитет, вторгаясь на чужие территории всякий раз, когда это было целесообразным для своих интересов. Такими были вторжения вооруженных сил США и других стран НАТО, следующих в русле американской политики, в Сербию, Афганистан, Ирак, Ливию и т.д. Именно США играют главную роль в продвижении космополитизма и десуверенизации наций и государств.
f. Мировые СМИ, на совести которых лежит создание абсолютно ложного виртуального образа мира, сверстанного в интересах глобальной олигархии, преимущественно являются американскими и представляют собой продолжение американских медиа. Действуя в интересах глобальной мировой элиты, они основывают свои системы на американской информационной сети. В самом американском обществе массы населения отличаются крайним невежеством и бескультурьем, сочетающимся с наивностью и доверием целиком и полностью ложным и сфабрикованным представлениям, распространяемых индустрией развлечений, СМИ и иными способами. Этот стереотип невежества, карикатурного представления о мире, обществе, истории и т.д., в сочетании с отдельными технологическими навыками и компетенциями, США распространяет и на те общества, которые попадают в зону их влияния. Именно американская система знаний, ориентированная исключительно на прагматические и материальные интересы, и основанная на эксплуатации интеллектуалов, практически целиком состоящих из выходцев из других стран, представляет собой кульминацию искажения области сферы знания в угоду пропаганде, извлечению материальных выгод и утилитарной пользе.
g. Американцы имеют специфическое представление о прогрессе, верят в неограниченный рост их экономической системы, с уверенностью смотрят в будущее, которое  с их точки зрения должно быть «американским». Распространение «американского образа жизни» на все человечество большинство из них искренне считает подлинным благом, и недоумевает, когда сталкивается с отторжением и совершенно иной, негативной реакцией (особенно когда распространение этого образа жизни сопровождается военным вторжением и массовым истреблением местного населения, жестокого выкорчевывания народных и религиозных обычаев и иными прелестями прямой оккупации). То, что сами американцы называют «прогрессом», «демократизацией», «развитием» и «цивилизацией», на самом деле представляет собой деградацию, колонизацию, вырождение, дегенерацию и особую парадоксальную форму либеральной  диктатуры.
Не будет преувеличением сказать, что США как цитадель воинствующего либерализма, и есть зримое воплощение всего того зла, от которого страдает сегодня человечество, это мощный механизм, неуклонно ведущий человечество к финальной катастрофе. Это империя абсолютного зла. И заложниками и жертвами гибельного курса этой империи становятся не только все остальные народы, но и простые американцы, ничем не отличающихся от остальных покоренных, обобранных, лишенных всего и гонимых на заклание народов.
3. Показательно, что государственная символика США несет в себе множество зловещих деталей. Статуя свободы воспроизводит греческую богиню ада – Гекату, а ее факел, который люди зажигают по ночам, намекает на то, что это страна ночи. Знак доллара копирует колонны Геракла, на которых по представлениям древних греков заканчивалась обитаемая зона Средиземноморья, за пределами которых начинался мир океанического ада – область титанов, демонов и затонувшая из-за своей гордыни, своего материализма и своей коррупции Атлантиды; но вместо надписи Nec plus ultra («Дальше нельзя»), которая была сделана на эгиде, обвивающей колонны, американцы поместили надпись Plus ultra («Дальше можно»), взломав, тем самым, символический запрет и морально оправдав строительство своей адской цивилизации. Масонская пирамида на гербе США не имеет вершины, что означает общество без иерархической вертикали, отрезанное от своего небесного истока. Не менее зловещими являются и другие символы. Это детали, и к ним можно относиться по-разному, но зная какую огромную роль играют в человеческой культуре символы, не стоит в то же время пренебрегать столь выразительными знаками.
4. США увлекают все остальные общества к гибели. И гибнут сами. При этом масштаб катастрофических процессов таков, что наивно было бы ожидать, что кто-то в такой ситуации сумеет вывернуться в одиночку от разрушительной мощи падающего идола. Вопрос не просто в том, чтобы «подтолкнуть падающего», но чтобы подтолкнуть его в такое место, которое для нас будет безопасным. Чтобы он не раздавил нас. Американской Вавилонской башне суждено разрушиться, но, вполне вероятно, что под ее обломками будут погребены и все остальные страны. США давно стали глобальным явлением, а не отдельной страной. Поэтому борьба с США не может носить характера тех исторических войн, которые велись одними государствами против других (или коалициями государств). Америка - явление планетарное, глобальное, поэтому эффективной борьба с ней будет только в том случае, если она будет вестись одновременно на всей территории планеты, в том числе и на территории самих США, где, как и повсюду, есть нонконформистские революционные силы, категорически не согласные с тем курсом, которым движется США, капиталистический мир и глобальный Запада.
Этими революционными силами внутри США могут быть самые разнообразные группы – правые и левые, люди разных религиозных, конфессиональных и этнических ориентаций. И они должны рассматриваться как ценный сегмент общепланетарного революционного фронта. В какой-то степени мы все сегодня находимся внутри американской империи – или прямо, или косвенно, и не факт, что бороться с ней проще и безопасней, находясь на ее периферии, в странах, еще формально не поставленных под прямой контроль США. Свита глобальной олигархии, представляющая собой практически всегда в то же время и американских агентов влияний, скрытых или открытых либералов, бдительно следит за проявлениями нонконформизма во всех мировых зонах. А по мере распространения средств слежения и расширения возможностей хранения, обработки и передачи информации тотальная слежка в любой точке мира за любым подозрительным элементом уже сегодня является легко решаемой задачей, а завтра станет рутинным явлением. Это важно понять: мы живем внутри глобальной Америки, и в этом отношении те, кто выступает против США и американской гегемонии а также против глобальной олигархии извне, не сильно отличаются от тех, кто выступает против того же самого врага изнутри. Все мы строго в одинаковом положении.
5. Тождество США и ядра мирового зла, полюса всех катастрофических процессов, которые неминуемо ведут человечество и мировую систему к гибели, является основанием для того, чтобы все силы, противостоящие существующему положению вещей, включились в единый планетарный глобальный антиамериканский фронт. Должно быть создано общечеловеческое движение, сеть, структура, которая объединила бы всех тех, кто хочет конца США и готов этот конец приблизить. Речь идет не о стране, а о принципе. Не о государстве, но о структурном ядре глобальной сети закабаления, подчинения, лжи и паразитирования. Не о народных массах, но об управляемых ею глобальных олигархических элитах. США сегодня ответственны за все. И поэтому подлежат уничтожению как историческое, политическое, социальное  военно-стратегическое явление. Но как добиться этой цели при том, что в военной области, в сфере финансов, в технологиях, в экономике, в агрессивной культурной экспансии США являются сегодня бесспорными лидерами, а другие страны, даже критически настроенные к США, не только проигрывают им по всем параметрам, но и бояться даже теоретически представить себе ситуацию прямой конфронтации с этим агонизирующим планетарным чудовищем, все еще сохраняющим свое разрушительное могущество? Прямым фронтальным столкновением этой проблемы явно не решить. Война с США должна вестись на ином уровне, по новым правилам и с использованием новых стратегий, технологий и методов.
Раздел 5. Практика войны
 
1. Глобальная олигархия пользуется удобными конфликтами, разделяет и натравливает своих врагов друг на друга. Она ведет агрессивные войны, провоцирует их и будет действовать так в дальнейшем. Вопрос не стоит: воевать или не воевать, нас принудят воевать в любом случае; сегодня важнее как воевать и с кем воевать? Война является неотъемлемой частью человеческой истории. Все попытки уклониться от нее на практике только приводили к новым войнам, всякий раз еще более жестоким, чем предыдущие. Поэтому реализм заставляет нас отнестись к войне спокойно и непредвзято. Человечество воевало, воюет и будет воевать вплоть до своего конца. Большинство религиозных пророчеств относительно будущего описывают его в терминах «финальной битвы». Поэтому войну надо понимать как социально-культурную среду человеческого бытия. Она неизбежна и это следует принять как аксиому. Войны будут раздирать человечество, но всякий раз мы должны научиться осуществлять корректный анализ сил, задействованный в войне. Этот анализ качественно меняется в нынешних условиях. Ранее войны велись либо между этносами, либо между конфессиями, либо между империями, либо между государствами, в XX веке между идеологическими лагерями. Сегодня наступила новая эпоха войн, где главным действующим лицом является неизменно глобальная олигархия, осуществляющая свои замысли, ибо с помощью прямого использования американских сил и контингента НАТО, либо организующая локальные конфликты таким образом, чтобы их сценарий соответствовал интересам этой элиты косвенно. В некоторых случаях конфликты, войны и беспорядки провоцируются с участием многих воюющих групп, ни одна из которых не представляет напрямую интересы глобальной олигархии; тогда мы имеем дело с ситуацией управляемого хаоса, манипуляции с которым отрабатываются американскими стратегами начиная с 80-х годов. В других случаях глобальная олигархия стоит одновременно за двумя враждующими сторонами, манипулируя ими в своих интересах. Корректный анализ современной войны поэтому сводится к определению алгоритма поведения и вычленению тактических и стратегических целей глобальной олигархии и американской державы в каждом конкретном случае. Такая аналитика требует нового метода, основанного на революционном и глобальном самосознании. Участвуя в войне или наблюдая войну, мы должны всегда стараться осознать ее скрытую структуру и истинную природу, связанную с заложенной в конфликте программой мирового правительства и планетарной элиты. Именно эта инстанция и является провокатором практически всех сегодняшних войн, с помощью которых глобальная олигархия сохраняет и укрепляет свое господство, пытаясь оттянуть свой конец.
2. Антиамериканский фронт в условиях новейших войн должен стать, во-первых, центром корректного анализа противоборствующих сил, и скрытых за ними интересов глобальной олигархии, а во-вторых, освоить навыки переориентации военных действий против истинных виновников любого современного конфликта – против самой глобальной олигархии, либеральные среды, сеть агентуры влияния США и других пособников. Сегодня больше нет агрессоров и жертв, национальных интересов или соревнований в накопленной силе, которыми объяснялись войны прошлого. Войны XXI века имеют характер эпизодов единой мировой гражданской войны, повстанческого движения и симметричных карательных операций со стороны мирового правительства. Антиамериканский фронт самим своим существованием должен служить механизмом переориентации любого вспыхивающего военного конфликта на истинную цель и настоящих его виновников – на США, глобализм и их структуры. 
3. Новые условия требуют от нас как совершенствования навыков ведения классических боевых действий, так и освоения новых территорий войны - в том числе сетевых, кибернетических, виртуальных зон. Освоение этих зон является важнейшим направлением для антиамериканского фронта, поскольку виртуальная сетевая сфера позволяет эффективно использовать асимметричные формы ведения военных операций. Если военная мощь в смысле традиционных форм вооружений делает ресурсы глобальной иерархии и их американских и НАТОвских инструментов несопоставимо и многократно превосходящими всю мощь потенциальных противников, и в этой области фронтального противостояния едва ли есть шанс выиграть, то в области сетевых войн и кибер стратегий другие факторы являются решающими. Не последнюю роль играет креативность, нетрадиционные способы мышления, находчивость, способность действовать нестандартно. В киберпространстве на определенном этапе силы глобальной олигархии и революционной контрэлиты могут хотя бы временно уравниваться: в кадре вновь открытой области, зоне или технологии, особенно на первых порах, креативный подход талантливых одиночек вполне сопоставим с крупными бюджетными конструкциями транснациональных корпораций. Так персональный сайт или стильный блог одаренного одиночки может собирать публику и иметь влияние, сопоставимое с информационным ресурсом официального правительства той или иной страны или масштабно финансируемого глобалистского медиа-ресурса. Освоив сетевые стратегии, можно вести полноценную и динамичную кибер войну с глобальной олигархией – включая вирусологию, революционный троллинг, флэймерство, фладинг, спаминг и использование ботов, виртуалов и сокет-паппет стратегий. В этом отношении антиамериканский фронт глобальной контрэлиты нуждается как в военных инструкторах и ветеранах горячих конфликтов классического образца, так и в отрядах хакеров, программистов, системных администраторов или в одиночных деятелях глобального сетевого сопротивления. Полем войны отныне является вся реальность – как расположенная в сфере оффлайна, так и относящаяся к зонам виртуальности. Мы должны быть готовы вести тотальную и глобальную войну, распространив зону ведения боевых действий на все существующие уровни – от бытового поведения, стиля жизни, моды, работы и досуга до идеологии, информационных потоков, технологии, сетевых и виртуальных миров. Мы должны стремиться причинить максимальный ущерб глобальной олигархии, интересам США и страна НАТО на всех доступных уровнях – личном, военном, экономическом, культурном, информационном, сетевом, кибернетическом и т.д. Враг должен быть атакован и фронтально, и исподволь. В любой точке, где вспыхивает сопротивление глобализму, американской экспансии или доминации глобальной олигархии должны концентрироваться усилия планетарного антиамериканского фронта, оказывая повстанцам поддержку, информационное сопровождение, военную помощь, проводя все типы акций, направленных на причинение глобальной олигархии максимального ущерба – морального, физического, информационного, имиджевого, идеологического, материального, экономического и т.д.
4. Мировая революционная контрэлита должна действовать любыми методами в зависимости от ситуации. В военных условиях военными, в мирных - как получится. Надо ясно понять: мы имеем дело с системой либерального нелегитимного террора, с политической системой, созданной каннибалистской хунтой международных маньяков, неправомочно захвативших рычаги управления миром и ведущей человечество к гибели. Если мы примем их правила игры, нам гарантированы рабство, унижение, разложение, растворение и скорая гибель. Существующий порядок вещей – это не просто некое временное состояние, отягощенное неприятными деталями и досадными издержками; это фатальный диагноз: продолжение нынешних тенденций не совместимо с жизнью. В такой ситуации для для нас больше нет закона, преграды, моральных установок и норм поведения. Об этом мы будем говорить только после уничтожения непотребной клики глобальных олигархов и их интернациональных наймитов. Поэтому в борьбе с системой все средства хороши. Мы должны ясно осознать, что власть глобальной олигархии не может считаться законом, а ее установления и сотрудничающие с ней властные инстанции представляют собой нелегитимных коллаборационистов. Правом является только глобальная революционная борьба за радикальное изменение всего курса человеческой истории. Только эта война закона, справедлива и моральна. Только ее правила и ее цели оправданны и достойны уважения. Тот, кто не участвует в этой войне на стороне Революции, уже этим простым фактом помогает глобальной олигархии сохранить и укрепить свою власть. Законом современного глобального общества является беззаконие, все пропорции перевернуты. И напротив, единственно законным является сегодня восстание, сопротивление, борьба против существующего положения вещей, пытающегося оформить свою деспотию в реальных терминах. Пока власть в руках у глобальной олигархии, мы не должны соблюдать никаких законов, кроме законов войны и революции. Впрочем, сама глобальная олигархия правит с опорой на новый, провоцирует конфликты и старается манипулировать ими. В таких условиях мы имеем дело с противозаконными ворами и маньяками, уничтожить которых долг всякого нормального человека, помнящего о своем видовом достоинстве. Война – это наша родина, наша стихия, наша естественная, родная среда, в которой мы должны научиться эффективно и победоносно существовать.
Раздел 6. Структура глобального революционного альянса
 
1. Субъектом новой мировой революции должна быть мировая контрэлита. Эта контрэлита призвана образовать Глобальный Революционный Альянс (ГРА) как кристаллизацию усилий по планетарной субверсивной подрывной революционной деятельности, направленной на снос нынешней глобальной мировой системы и на низвержение власти глобальной олигархии и ее свиты. Этот Глобальный Революционный Альянс должен представлять собой организацию нового типа, свойственную условиям XXI века. Ни партия, ни движение, ни орден, ни ложа, и секта, ни религиозная община, ни этнос, ни каста – как коллективные формы прежних эпох – не могут служить образцом для его структуры. Глобальный Революционный Альянс должен быть сетевой структурой, не имеющей ни единого центра управления, ни постоянного набора фиксированных членов, ни руководящей группы, ни постоянного представительства, ни строго определенного алгоритма действия. Деятельность Глобального Революционного Альянса должна быть спонтанна, органично вписана в саму логику мировых процессов, никогда не планироваться заранее и не привязываться к конкретному времени и месту. Только такое подвижное присутствие обеспечит Альянсу эффективность и иммунитет против планетарной глобальной деспотической системы и ее полицейского контроля. Деятельность Альянса должна основываться на понимании набора общих принципов, целей борьбы, идентичности врага, осознании существующего положения дел как катастрофического, невыносимого и требующего тотального разрушения, а также понимания причин такой ситуации, этапов ее становления и инструментальных процессов, делающих ее возможной и действительной. Членом Глобального Революционного Альянс является каждый, кто понимает это, кто не принимает существующего положения дел и кто готов действовать в соответствии с этим пониманием. Поэтому Глобальный Революционный Альянс должен быть полицентричным. У него не должно быть единого территориального, национального, религиозного и иного центра. Этот альянс должен действовать повсюду независимо от границ, расы и религий, на основании внутреннего убеждения и спонтанно открывающихся окон возможностей. Именно отсутствие общей стратегии является осью революционной стратегии, а отсутствие единого иерархического фиксированного в пространстве руководящего центра – главенствующей моделью его функционирования. Глобальный Революционный Альянс должен быть везде и нигде, должен проводить свои повстанческие акции всегда и никогда в строго определенное время. Глобальный Революционный Альянс должен появляться там и тогда, где и когда глобальная олигархия менее всего этого ожидает. В этом Глобальный Революционный Альянс должен быть похож на авангардный перформанс, дзэнбуддистскую практику или захватывающую игру; игру на фоне конца человечества. Правила этой игры могут легко меняться по мере ее развертывания; игроки – менять свои лица, идентичности, личные истории и остальные индивидуальные характеристики (включая местопребывание и документацию). Глобальный Революционный Альянс должен спровоцировать сбой системы, короткое замыкание в функционировании глобальной иерархии и созданной ею системы. Осуществить это четко спланированным, подготовленным и смоделированным образом невозможно; глобальная олигархия немедленно узнает об этом и примет превентивные меры. Поэтому следует действовать с ориентацией на полную непредсказуемость – сочетая личные героические действия с коллективными выступлениями на всех сегментах реальности.
2. Глобальный Революционный Альянс должен быть заведомо асимметричным - в нем могут потенциально участвовать как государства, так общественные силы, партии, движения, группы, вплоть до отдельных индивидуумов. Все, что противостоит реально или умеренно, фронтально или по касательной мощи глобальной олигархии должно рассматриваться как территория Глобального Революционного Альянса. Эта территория может быть условной или конкретной, национальной или кибернетической, природной или сетевой.
a. Если какое-то государство мира – большое или малое – выступает против мировой доминации США, стран НАТО, глобального Запада и мировой финансовой системы либерального толка, то такое государство следует рассматривать как элемент Глобального Революционного Альянса и всячески помогать ему, независимо от того, разделяем или нет мы ценности этого государства, привлекательны или отталкивающи его правители, справедливой или коррумпированной является существующая в нем система. Ничто не должно нас удерживать от поддержки такого государства, так как сплошь и рядом в существующей мировой раскладке сил критика, почернение и демонизация такого государства может быть ничем иным как черной пропагандой глобальных элит, дискредитирующих своих противников. Глобальный Революционный Альянс своим сторонникам и участникам категорически запрещает любую критику в адрес антиамериканских режимов и даже тех стран, чья политика  хоть в чем-то существенно расходится со стратегией глобальной элиты. Тот, кто поддастся на хитрость системы тотальной мировой дезинформации и поверит инсинуациям в адрес таких антиамериканских режимов, заслуживает порицания. Нельзя исключить, что речь идет о провокаторах, стремящихся внести раскол в ряды контр-элиты. Соблюдение этого правила или его нарушение может быть достаточным основанием для определения адекватности или неадекватности того, кто претендует на соучастие в Глобальном Революционном Альянсе.
b. Этот же принцип действует и в случае оценки движений, партий, религиозных, национальных и политических организаций. Совсем не важно, к чему они призывают, хороши ли дурны их цели, нравятся ли нам или не нравятся их лидеры, понятны или непонятны их ценности, установки, мотивы и цели. Главное в другом: борятся ли они с США и глобальной олигархией, уничтожают ли они существующую систему, или напротив, поддерживают ее, служат ей и способствуют ее функционированию. Если первое, то они автоматически рассматриваются как элементы Глобального Революционного Альянса; если второе – то попадают в стан мирового зла и сателлитов глобальной олигархии; и в этом случае они не должны рассчитывать ни на пощаду, ни на снисхождение. Особенно следует выделить здесь критерий ориентации на рознь: те движения, партии, религиозные общины и иные объединения, которые  ставят противостояние и конкуренцию с другими движениями того же уровня над императивом противостояния глобальной олигархии, являются косвенными соучастниками самой этой олигархии или ее бессознательными инструментами. Глобальная олигархия специально натравливает одну группу людей на другую, чтобы отвлечь и тех, и других от борьбы против нее самой. Поэтому к Глобальному Революционному Альянсу следует причислять только те коллективы (огромные по размеру, как носители той или иной мировой конфессии и малые, как отдельные объединения граждан на какой-то общей платформе), которые ясно отдают себе отчет в том, что в любых локальных и региональных противостояниях главный враг остается чаще всего скрытым, так как им является глобальная олигархия, и что для победы над ней при необходимости надо объединяться даже со злейшими врагами (на локальном уровне), если они также ориентированными против этой олигархии. Кто оспаривает этот принцип, тот играет на руку глобальной олигархии и может быть в этом обменен со всеми основаниями. В этой сфере точно также нельзя доверять миру масс-медиа, дискредитирующих те или иные политические, национальные, идеологические или религиозные организации, борющиеся с глобальной олигархией: наверняка вся информация о них будет заведомо ложной, и доверие ей следует признать ошибкой, если не преступлением. Те, кого глобальные СМИ очерняют, практически наверняка являются наиболее достойными политическими, религиозными, идеологическими и социальными группами и движениями, заслуживающими поддержки Глобального Революционного Альянса.
c. То же самое следует применить и к отдельным личностям, занимающим позицию отвержения глобальной олигархии или ее критики. Это уже сами по себе члены Глобального Революционного Альянса, осознают ли они это или нет, провозглашают это или умалчивают, признают или отрицают. Не стоит требовать от таких людей ясного позиционирования: по техническим причинам в определенных ситуациях им (а значит и всем нам) это будет невыгодно. Надо оценивать лишь тот вред, который они на практике наносят мировой олигархии и исходить из этого. Позитивная программа, за которую они борются, не имеет вообще никакого значения. Она может быть нам близка, а может быть совершенно чужда. Надо оценивать таких людей по степени и эффективности их сопротивления, их субверсивности, их разрушительности для существующего положения дел. Если эта степень велика, они заслуживают полной и безусловной поддержки. И снова в этом случае будет ошибочным, и даже преступным принимать во внимание ту очерняющую информацию, которую продуцируют в их отношении глобальные СМИ и их национальные сателлиты. Если глобальная олигархия заносит ту или иную личность в черный список, Глобальный Революционный Альянс просто обязан ее поддержать. Чаще всего все инкриминируемое такой персоне будет от начала до конца заведомой ложью. Но и это не имеет никакого значения – будь все инсинуации глобалистов чистой правдой, это ничего не изменило бы — мы живем по законам военного времени и героем является тот, кто способен нанести противнику максимальный вред, а не тот, кто отличается образцовой моралью или иными качествами, принципиальными для социальной оценки человека в мирное время. У революционера есть своя мораль: она состоит в эффективности и успешности его борьбы против мировой главной деспотии.
3. Какими бы ни были мотивы, заставляющие те или иные силы отвергать существующее положение вещей и бросать вызов олигархии, глобализации, либерализму и США, их стоит, в любом случае, привлекать к альянсу. Все остальное будет решено после победы над врагом и обвала нового Вавилона. Это важнейший принцип, который должен быть положен в основание Глобального Революционного Альянса. Глобальная олигархия строит свою власть на том, что проекты альтернативных ей революционных сил отличаются от одной зоны к другой, от одного общества к другому, от одной конфессии, или даже внутри конфессионального направления, к другой, от одной партии к другой и, наконец, от одного деятеля к другому. Эти противоречия целей максимально расслабляют лагерь противников существующего положения вещей, и тем самым создают условия для единоличной доминации глобальной элиты. Именно этот принцип и является стратегической основой ее деспотической и успешной власти. Неоднократно замечено, что даже слабые попытки объединения различных партий, движений, этносов, государств или даже отдельных личностей на общей антиглобалистской и антиолигархической платформе вызывает у глобальной олигархии и их пособников истерическую реакцию, немотивированные репрессии, превентивные меры по искоренению и недопущению даже в отделенной перспективе таких попыток. Затрагивая эту тему создания Глобального Революционного Альянса при  игнорировании различия целей на основании единства общего врага – глобальной олигархии, США, планетарного Запада и финансового капитализма, мы попадаем в самое уязвимое место существующей системы, взламываем ее код, подрываем основу ее имперской стратегии, состоящей в игре на внутренних противоречиях различных сил. История XX века показала, что любое объединение на основании общих целей, даже самое масштабное (как имело место в случае мировой коммунистической системы и коммунистических партий, действовавших практически во всех странах мира) имеет свою ограничительную планку и дальше определенной границы зайти не может. С этим связан и коллапс мирового социализма: объединив всех, кого можно было объединить вокруг антикапиталистической инициативы с четко очерченными позитивными целями, догматически поданными и не допускающими иных толкований, коммунисты вычерпали все революционные ресурсы марксизма, но не набрали критической массы, необходимой для реальной победы над капитализмом. За пределами марксистского движения остались огненные пласты консервативных, религиозных, национальных движений, которые были столь же непримиримыми в отношении глобального капитализма, но не разделяли конкретной коммунистической утопии. Пользуясь этим расколом, Запад и сумел одержать победу над советским лагерем. Этот рок революционеры XXI века просто обязаны учесть самым серьезным образом. Если и сегодня мы продолжим настаивать на согласии в отношении единства цели, которую мы выдвигаем как альтернативу глобальной католической олигархии и мировой доминации США, то мы обречены на неизбежный провал и сами передаем противнику в руки оружие победы над нами самими.
4. Глобальный Революционный Альянс должен питаться духом свободы и независимости в первую очередь, и лишь во вторую изыскивать материальные средства для реализации тех или иных операций и проектов. Никогда нельзя начинать с материи и ресурсов. Начинать надо с воли. В этом сущность человеческого достоинства. Это важнейшее правило становления Глобального Революционного Альянса. В центре его должен стоять дух. Бывают ситуации, когда человек не может справиться с внешними обстоятельствами, с силами природы, с могуществом судьбы. Иногда он сталкивается с препятствиями, которые невозможно преодолеть, которые выше его. Но сущность человеческого заключается в том, что даже уступая грубой силе или давлению обстоятельств, человек способен морально признать или не признать происходящее, сказать обстоятельствам либо «да», либо «нет». И если он говорит «нет», то тем самым он выносит этим обстоятельствам свой решительный приговор, готовя тем самым платформу для их последующего предложения. Будучи не согласным с объективным миром, человеческий дух уже одним своим несогласием меняет его, и пусть последствия его суждения наступают не сразу и не в его случае, они никогда не являются пустым звуком. Именно дух управляет историей, обществом, человеческой жизнью. Любое материальное изобилие, любой потенциал без соучастия духа, воли и морального одобрения останутся бесполезными и бессильными. И мы знаем примеры того, когда целые цивилизации отказывают материальным благам в праве считаться настоящими ценностями, и помещают, напротив, истинные ценности в пределы духовной сферы – в миры созерцания, божества, веры, аскетики. И наоборот, наличие воли морального выбора может превратить полное отсутствие ресурсов и средств в свою противоположность, построить на минимальном стартовом капитале бесконечные империи, охватывающие собой гигантские зоны материального бытия. Человеческий дух может все. Поэтому Глобальный Революционный Альянс должен быть готовым начинать свою борьбу против глобальной олигархии с любой точки – с отдельной личности, небольшой группы людей, с движения, партии, и так до границ религиозной общины, целых обществ, стран и цивилизаций. Можно вступать в битву не обладая вообще ничем, на основании лишь негативной оценки существующего положения дел и радикального недовольства, неудовлетворенности происходящим. А можно опереться на существующие структуры любого масштаба. Ресурсы для осуществления глобальной революционной деятельности, для ведения тотальной планерной войны следует черпать отовсюду, не особенно заботясь об их источнике и дальнейшей судьбе. Здесь сгодится все – и большое и малое, и традиционное оружие и  новые технологии, и инфраструктуры целых государств или международные площадки, и креативность отдельных личностей, героически включающихся в борьбу против глобального олигархического зверя. Человеческой историей правит только дух. В духе, в его заболевании, в его ослаблении, в его упадке, в его помрачении, следует искать корень нынешней патологии, и излечить ее можно только духом.
Раздел 7. Образы будущего: диалектика множественной нормы
 
1. Будущее станет возможным, если нам удастся разрушить существующий мир и  сделать норму реальностью. У каждого сегмента антиамериканского фронта, у каждого звена Глобального Революционного Альянса есть свой образ будущего, своя норма. Следует допустить, что эти образы и эти нормы являются различными, несоизмеримыми и даже взаимоисключающими. Но это обстоятельство будет иметь значение только в том случае, если эти нормы и образы будущего будут осознаны как нечто универсальное и общеобязательное, то есть как эксклюзивный и исключающий все остальное общечеловеческий императив. В этом случае раскол внутри Глобального Революционного Альянса рано или поздно неминуем, а значит, его деятельность в определенный момент обречена на провал. Мусульманин, атеист, христианин, социалист, анархист, консерватор, либертарианец, фундаменталист, сектант, прогрессист, эколог или традиционалист едва ли уживутся друг с другом, если попытаются распространить свое видение будущего на соседей и, тем паче, на все человечество. И этим немедленно воспользуется глобальная олигархия, которая вобьет клин между собой среди противников, расщепит их солидарность и перебьет или удушит каждого по одиночке. При всей простоте и примитивности такой стратегии, она неизменно в течение тысячелетий неизменно дает положительный результат тому, кто ее использует. Глобальный Революционный Альянс не имеет права поддаваться на подобный запрограммированный и ожидаемый ход. Способность извлекать опыт из истории и строить стратегии на основе рационального мышления – неотъемлемая черта разумного человека. Поэтому для успеха своей войны Глобальный Революционный Альянс обязан обойти эту неминуемую западню. Имея разнородные и несоизмеримые образы будущего, мы должны научиться полагать их в локальном, а не универсальном контексте. Ислам для мусульман, христианство для христиан, социализм для социалистов, экология для экологов, фундаментализм для фундаменталистов, нация для националистов, анархия для анархистов и т.д. – вот какова должна быть манера проектирования будущего. Это значит, что мы должны признать множественность, плюральность будущего, поливариативность его, а также сосуществование различных образов будущего на разных соприкасающихся или несоприкасающихся территориях. Глобальный Революционный Альянс выступает против единого общего для всех будущего, он выступает за букет будущего, за то, чтобы человечество пополнилось бы многообразием оттенков и цветов, путей и вариаций, горизонтов и ориентиров, территорий по броску вперед или возврату к истокам.  Но чтобы какой-то из альтернативных вариантов будущего состоялся, необходима помощь тех сил, которые наверняка видят это будущее иначе. Это главное открытие революционной стратегии XXI века. Никто не получит своего будущего, если не согласится на то, что у другого будет свое и отличное от  других будущее, своя норма, свой горизонт. Реальным и свободным будущее станет только в том случае, если всем народам и культурам, всем цивилизациям и политическим движениям, всем государствам и отдельным личностям удастся свернуть шею американской гегемонии, глобальной олигархии и финансовой системе. А это можно сделать только объединив усилия всех недовольных. Никого нельзя исключать из Глобального Революционного Альянса. Все, кто против существующего положения дел, и кто видит корень зла в либерализме, глобализме и американизме, те должны рассматриваться как полноправные участники нашего общего фронта.
2. Будущее должно основываться на принципе солидарности, на обществах как органичных целостных единицах. Каждая культура даст свой ответ на конкретную духовную и религиозную форму. Эта форма всякий раз отлична. Но все они имеют и нечто общее. Нет таких культур, религий и государств, которые возводили бы в высшую ценность материю, деньги, телесный комфорт, механическую эффективность и вегетативное наслаждение. Материя никогда не может обрести собственную форму, она бесформенна. Но именно эту абсолютно материальную цивилизацию и строит в глобальном масштабе мировая глобальная олигархия, эксплуатирующая самые низменные, самые материальные, самые примитивные стимулы и импульсы человеческого бытия. На самом дне души спят постыдные полуживотные, полудемонические энергии, тяготеющие к материи, к слиянию с органическим телесным бытием. Эти вялые энергии, противящиеся огню, свету, концентрации и возвышению, являются той опорой, которую эксплуатирует глобальная система, которую она  культивирует, с которой заигрывает и которой льстит. Это дно души, или голос телесности разваливают любую культурную форму, любой идеал, любой норматив, каким бы они ни был. А значит, ход истории прекращается, начинается вечное возвращение потребительского цикла, гонка за материальными наслаждениями, потребление сочных и бессмысленных образов. Так у обществ пропадает будущее. Каждая культура противостоит этим низменным влечениям, энергиям духовной энтропии и распада. Но делает это по-своему и выдвигает ориентир на свою норму, свою идею, свой дух. И, не смотря на то, что очертания и конфигурации этих форм и этих идеалов различны, у всех них есть нечто общее – ведь везде речь идет именно о форме, а не о материи, об идее, а не о телесности, о норме и усилии, а не о разложении , развлечении и распущенности. Поэтому образ будущего, за который бьются против глобальной олигархии все звенья Глобального Революционного Альянса, при всем своем разнообразии имеет общую черту – это во всех случаях именно образ, а не безобразие, идея, а не материя, нечто возвышающее человеческий дух, а не опускающее его в бездны пустой инерциальной энтропийной телесности. В центре любой нормы стоят всеобщее благо, истина, красота. Каждый народ имеет свои идеалы, будучи, как правило, весьма различны, они едины в том, что это именно идеалы, а не что-то еще.  Глобальная олигархия уничтожает все эти идеалы, не давая им состояться. Тем самым она лишает все общества будущего.
3. Будущее необходимо завоевать в войне и закалить в огне революции. Само по себе оно просто не наступит. Поэтому революция против американского глобального мира, является не просто деталью или случайностью, но сущностью работы истории, движение которой блокируют определенные силы. Эти силы сами собой не уйдут, не отойдут в сторону, не уступят дороги энергиям бытия. Мы находимся в цивилизационном и историческом тупике, и структура этого тупика такова, что имеет как объективное измерение, так и субъективное, то есть тупиковость ситуации сознательно  корыстно поддерживается определенным историческим и одновременно антиисторическим явлением – глобальной олигархией. Чтобы открыть путь в будущее, необходимо взорвать стоящую у него на пути плотину. Не будет войны, не будет и победы. Не будет победы, будущее никогда не наступит. В отличие от природы, где солнце каждое утро встает само по себе, наступление утра человеческой истории зависит напрямую от эффективности и успеха борьбы с силами мрака – с мировой олигархией, США и глобальным капитализмом. Только вырвав с корнем существующую глобальную элиту, ход истории сможет сдвинуться с мертвой точки, на которой он застрял сегодня. Будущее может быть создано только в войне и родиться из огня Глобальной Революции. Война и Революция – пробуждение. День – это время пробужденных. Пока же глобальная олигархия делает все от нее зависящее, чтобы человечество продолжало спать и стремится к тому, чтобы оно вообще никогда не просыпалось. Для этого и создается искусственный виртуальный мир, где ночь длится вечно, а день представлен искусной электронной имитацией. Этот мир необходимо взорвать.
4. Образ будущего необходимо созерцать и созидать открыто. Народы и общества должны его выбрать, а не получить как нечто навязанное. Поэтому Глобальный Революционный Альянс должен обращаться ко всем и к каждому, рассказать все о своих целях и задачах, о своих горизонтах и своих планах. Глобальный Революционный Альянс не должен ничего никому навязывать, не стремится облагодетельствовать. Глобальный Революционный Альянс ничего не обещает, ничем не соблазняет, не ведет куда-то, что ясно для него самого, но остается тайной для всех остальных. Такая тактика не даст нам желаемого результата. Глобальный Революционный Альянс настаивает на всеобщем пробуждении, на тотальной мобилизации, на пронзительном и всеобщем осознании той катастрофы которая разверзлась и набирает обороты, и на построении на этом трагическом фундаменте нового прозрачного, открытого для всех людей, мира. Надо говорить людям правду: состояние человечества ужасно, диагноз самосознания самый неутешительный. Да, это болезнь, и болезнь тяжелая, глубокая, безжалостная. Но… излечимая. Излечимая в том случае, если она опознана как болезнь, признана такой и есть воля к тому, чтобы изменить ситуацию и обрести горизонт выздоровления. Чтобы обрести здоровье, надо выздороветь. Чтобы выздороветь, надо осознать то, что мы тяжело больны. И первым шагом к выздоровлению – будет выявление того, что принесет нам болезнь и что является ее главными носителями. Истории болезни в западноевропейской культуре Нового времени и ее исторической прелюдии. Носителем болезни, паразитирующем на ее развитии как раковые клетки на здоровых тканях, является мировая глобальная олигархия, государство-монстр США, порочная в своих основах идеология либерализма и сеть мировых агентов влияния, обслуживающая интересы империи зла внутри всех обществ – включая те, которые сумели сохранить хотя бы относительно свое частичное здоровье и иммунитет к злостным всеразъедающим вирусам. Врачи знают, что без воли больного к выздоровлению, добиться его не возможно, и никакие хитрости и внешние методы не помогут. Поэтому главным союзником Глобального Революционного Альянса должны статьи сами люди, общества, культуры, все человечество, которое просто обязано пробудиться и сбросить с себя кровососущую американскую олигархическую либеральную мразь. Сбросить и начать жить полной жизнью – по своей воли и с опорой на свой разум. Тогда миссия Глобального Революционного Альянса будет выполнена и потребность в нем отпадет. На его место придет будущее, которое человечество для себя выберет и которое своими руками свободно создаст. Создаст само, и только собой, и исключительно для самого себя.